Трубина елена германовна урфу

Невролог

   рядом с любой станцией метро

Трубина елена германовна урфу

Специализация

Специализируется на лечении следующих заболеваний:

  • атеросклероза;
  • головных болей;
  • различного генеза и головокружения;
  • невралгии и неврозов;
  • склероза;
  • эпилепсии;
  • мигрени;
  • вегетососудистой дистонии.

Только настоящие отзывы!

Мы публикуем только отзывы, полученные от людей, которые записывались к врачу через наш сервис.

Еще никто не оставил отзыв о враче. Поделитесь своим мнением, если вы записались на прием к врачу через наш портал

Оставьте отзыв о враче Трубина Елена Геннадьевна

Вы записались на прием к врачу на нашем сайте? Оставьте свой отзыв, мы его опубликуем после проверки.

Трубина елена германовна урфу

Трубина Елена Геннадьевна Невролог

Поликлиника №175 городская (филиал №1) Москва, улица Старый Гай, 5 Записаться на прием 22 мая 23 мая 24 мая 25 мая 

Галкин Андрей Михайлович на Малом Каретном пер.

Москва, Малый Каретный пер., д. 9, стр. 1

  • Трубная
  • Цветной бульвар
  • Пушкинская
  • Тверская
  • Чеховская

Стоимость приема — 9000₽

Трубина елена германовна урфу Асташева Галина Максимовна

невролог

16 отзывов

ПреАмбула в Новокосино

Москва, Новокосинская улица, 10к1

  • Новокосино
  • Новогиреево
  • Выхино
  • Лермонтовский проспект
  • Рязанский проспект

Стоимость приема — 2050₽

Расписание работы врача

Трубина елена германовна урфу Герасимова Татьяна Викторовна

невролог

45 отзывов

Международный центр лечения позвоночника и суставов

Московская область, Реутов, улица Октября, 2Б

  • Новокосино
  • Новогиреево
  • Перово
  • Выхино
  • Рязанский проспект

Стоимость приема — 1300₽

«Контора» под прикрытием УрФУ

Уральский федеральный университет опубликовал документы о своей структуре, деятельность которой не принято афишировать.

Положения об отделах, занимающихся защитой гостайны, мобилизационными мероприятия на случай войны, технической контрразведкой в стенах вуза были подписаны в 2013м-14х годах, но попали публичную сферу только сейчас.

В них открыто пишется о взаимодействии с ФСБ и утверждается, что руководители указанных подразделений назначаются на должность только по согласованию с управлением.

Отметим, что параллельно родственники в прошлом высокопоставленных чекистов открыто контролируют университетские финансы, а иные работники УрФУ (речь, предположительно, идет о прикомандированных сотрудниках) активно работают с «неблагонадежным контингентом». Подробности в расследовании NDnews.ru

Ректорат в погонах

Виктор Кокшаров считается одним из немногих «прикомандированных», работавшим в разного рода ведомствах и сумевший сделать столь стремительную карьеру – делится мнением источник, знакомый с Кокшаровым еще со времен его работы в правительстве.

После выпуска с истфака УрГУ, Кокшаров защитил диссертацию в 1992м году, а позже стажировался по программе фонда Фридриха Науманна в Германии – он великолепно знает немецкий язык. Уже будучи работником «конторы», он стажировался в США В Бирмингемском Университете.

Он был «своим человеком» в УрО РАН, где приглядывал за российскими учеными, а позже был Трубина елена германовна урфунаправлен на работу в правительство Свердловской области. Примерно в этот же период вместе с Кокшаровым начинает работать один из самых близких ему сотрудников. Человек, имя которого также связывают с аппаратом прикомандированных сотрудников ФСБ – нынешний проректор УрФУ по общим вопросам Василий Козлов. Еще в правительстве области он числился помощником Виктора Кокшарова в тот момент, когда карьера историка резко пошла в гору. Сначала Виктор Кокшаров стал министром внешнеэкономических связей, а после и вовсе председателем правительства Свердловской области.

«Если принять как данность вероятность того, что Кокшаров является прикомандированным сотрудником ФСБ, тот тут можно со всей уверенностью сказать, что такой карьеры в госорганах не делал ни один офицер в нынешней России», – делится мнением собеседник агентства.

Разумеется, возвращаться в стены управления на Вайнера 4, ему уже было не с руки – слишком высоко взлетел.

После отставки губернатора Эдуарда Росселя, сделавшего Кокшарова председателем правительства, тот получает новое назначение – 9 апреля 2010 года распоряжением президента Путина Виктор Кокшаров становится ректором Уральского федерального университета.

Это и стало своего рода отправной точкой для экспансии людей с чекистским прошлым, а то и настоящим, в стены вуза. Пост проректора по общим вопросам занимает уже упомянутый выше Василий Козлов. Место советника ректора получает бывший руководитель службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Василий Ильиных.

Трубина елена германовна урфу

Заместителем проректора по экономике и стратегическому развитию становится сын влиятельного экс-заместителя начальника УФСБ по Свердловской области Сергея Половнева, Константин Половнев.

В УрФУ в сферу его компетенции входят финансы университета: Константин Половнев курирует отдел доходов, бюджетирования и анализа, планово-финансовое управление, группу финансового контроля и т.

д.

Отметим, что заданный как-то журналистами вопрос об обилии сотрудников ФСБ в руководстве вуза, выбил Кокшарова из колеи. Не ответив на прямо поставленный вопрос, ректор возмущенно обратился к сотруднику пресс-службы УрФУ: «Что за вопросы они (журналисты) задают?».

Университетская контрразведка и возвращение первого отдела

Информация о подразделениях, которые ранее не принято было афишировать публично, опубликована на сайте вуза. Так, например, об отделе противодействия техническим разведкам можно прочесть следующее.

Он входит в блок проректора по общим вопросам, соратника Кокшарова Василия Козлова.

Согласно опубликованному на сайте положению за подписью ректора, основными задачми ОПТР является разработка и внедрение комплексной системы защиты в университете и защита информации при проведении НИР и ОКР оборонной тематики.

Согласно положению гражданского вуза, руководитель отдела назначается приказом ректора по обязательному согласованию с ФСТЭК по УрФО и УФСБ по Свердловской области. Что касается последней, документ обязывает отдел предоставлять на Вайнера, 4 доклады о состоянии гостайны в вузе и сведения по организации защиты гостайны.

Отметим, что аналогичным образом согласовывается персона руководителя отдела технической защиты информации – письменно ректором со спецслужбами.

Еще одной новинкой в нынешнем УрФУ стало раскрытие информации о деятельности на территории вуза так называемых первого и второго отдела и управление специального режима.

Управление было создано по инициативе ректора, по письменному согласованию с УФСБ по Свердловской области и отделом защиты государственной тайны министерства образования и науки РФ.

Любопытно, что согласно раскрытым данным УрФУ руководит управлением Юрий Воронов. Совпадение или нет, но точно такую же фамилию носит Олег Воронов – экс-замначальника СЭБ УФСБ по Свердловской области.

Считается, что деятельность Олега Воронова в УФСБ порой носила неоднозначный характер и после назначения на пост начальника УФСБ по Свердловской области Александра Вяткина, Олегу Воронову пришлось покинуть «контору».

Согласно данным УрФУ, Кошаров расформировал ранее действовавшее Специальное управление, вернувшись к советской практике первого и второго отдела.

Первый отдел следит за соблюдением режима секретности на территории вуза. Он информирует УФСБ о доступе к гостайне того или иного сотрудника УрФУ при оформлении загранпаспорта и поездки за границу.

Также сообщает в УФСБ обо всех иностранцах, которых официально планирует принимать УрФУ.

  • Второй отдел несет ответственность за мобилизационную работу со студентами и сотрудниками УрФУ – речь касается не только воинского призыва, но и военного положения.
  • Подозрительный контингент
  • Отметим, что обилие сотрудников ФСБ в ректорате и вокруг не могло не сказаться на обстановке в самом ВУЗе, раньше славившегося своими либеральными нравами.
Читайте также:  Система водоснабжения отопления монтаж медными трубами

Трубина елена германовна урфу

К примеру, о беседе с советником ректора Ильиных рассказывал доцент кафедры высшей математики института фундаментального образования УрФУ Сергей Зыков.

Во время крымских событий проукраинский гражданский активист рассказывал о получасовой «профилактической» беседе с экс – фунционером ФСБ, который достаточно плотно интересовался внерабочей деятельностью Зыкова и был в курсе не только взглядов, но и акций, в которых участвовал Зыков.

Как научный сотрудник Ильиных был замечен лишь в качестве соавтора работы «Проявление спортивного экстремизма в молодежной среде Свердловской области».

Также вмешательство чекистов в учебный процесс было предано огласке этим летом, в период резкого «похолодания» отношений с Турцией. Так издание Meduza публиковало историю турецкого абитуриента Эмре Йылдырыма.

Он рассказал изданию о том, что учился в магистратуре УрФУ: «Какой-то нонсенс, но я действительно прошел через по-настоящему глупые ситуации. Например, два офицера ФСБ зимой обвиняли меня в жульничестве при сдаче вступительного экзамена в магистратуру.

В июне я, оказывается, нарушил закон для иностранных граждан, пребывающих в России, хотя я ничего не сделал. В общем, пытались депортировать меня под разными предлогами. Еще в декабре, когда все началось, я предлагал подать на меня в суд, если я что-то нарушил.

В феврале 2016 года я сам подал два иска, и в апреле суд восстановил мою визу и мои права на обучение – притом, что мои оппоненты не посетили ни одного заседания. А сейчас, в июне, меня депортировали даже без шанса подать в суд. Почему так вышло? Видимо, кто-то решил по-легкому заработать повышение».

Отметим, что среди действующих сотрудников ФСБ перевод на службу в УрФУ воспринимается как своего рода синекура с высоким уровнем дохода, но не самым серьезным уровнем ответственности.

Екатеринбург, Максим Бородин

Екатеринбург. Другие новости 07.11.16

Пассажиров на вокзале сегодня встречали и провожали с домрами и Чайковским (ВИДЕО). / Прокуратура добилась выплаты долгов по зарплате сотрудникам НИИ-банкрота. / В Нижнем Тагиле замглавврача больницы отдали под суд за смерть 2-летнего ребенка. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2016, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналыЯндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

«Город просто подворачивается под руку»

Мы привыкли признаваться в нелюбви к окружающему нас пространству: рассуждать об отсутствии комфортной среды и сравнивать наши города с европейскими мегаполисами. На всё это можно взглянуть иначе.

О том, как «правильно смотреть», о мегасобытиях, способствующих неравномерному развитию городов, идеалах и вечных ценностях, за которыми прячутся экономические интересы, мы поговорили с доктором философских наук, профессором Еленой Трубиной.

— Елена Германовна, в своей лекции на Всероссийской ассамблее молодых политологов в Перми вы говорили об индустриальном прошлом в нестоличном городе. В частности, о том, как Уралмаш романтизируется и идеализируется горожанами. Не вызвано ли это отчаянием, желанием по крупицам собрать свою городскую среду в противовес окружающему нас современному враждебному пространству?

— Нет, я не думаю, что наше стремление искать что-то позитивное в той несовершенной городской среде, которая нас окружает, и желание зацепиться за эти моменты эмоциональной переполненности вызваны отчаянием. Здесь помогает сравнение. Я некоторое время прожила в Вене, сняла там квартиру не в центральном районе города и ходила на работу и обратно пешком.

Это позволило мне понаблюдать за тем, как строится жизнь в этом районе. И я увидела огромное количество мигрантов из Турции, с Ближнего Востока, Балкан. Кто-то из них заработал себе на квартиру, а другие до сих пор живут в социальном жилье, которое напоминает общежитие. Эти люди пытаются зацепиться там, где жизнь им кажется лучше, чем в Стамбуле или Белграде.

И я убеждена, что они вообще не смотрят на всю эту культуру, от которой мы в восторге, — барокко, югендстиль, Отто Вагнер и т. д. Люди заняты своими делами. Восторги по поводу городской среды и архитектурных шедевров, которыми она украшена, может себе позволить очень небольшое количество людей — образованное меньшинство.

И количество таких людей примерно одинаково в любой стране.

Поэтому, когда мы оглядываемся посреди наших городов, мы оглядываемся именно как образованные люди.

И мы видим не только разруху, руины, посредственную застройку, но и то, как во всём этом кристаллизуются исторические тенденции, как в этом проявляются культурные процессы.

Моя мысль о самодостаточности и интересности наших городских пространств проистекает из того, какую дистанцию мы прошли как общество. Ведь мы начинали с землянок, с абсолютной нищеты, с бараков, с хрущёвок (в которых многие, кстати, и живут).

И ещё один фактор — возможность сравнить. Например, иностранные студенты из Африки и Юго-Восточной Азии, которые учатся в наших университетах, в восторге от нашей инфраструктуры — от того, что свет всё время горит, что всё время льётся горячая вода.

Добавлю ещё приятное чувство от того, что у нас (здесь я имею в виду прежде всего города-миллионники) всё время что-то происходит усилиями городских активистов, музейщиков, организаторов фестивалей. Поэтому к нашим привычным вздохам «Ах, Амстердам! Ах, Берлин! Ах, Вена!» я бы добавила, что и тут, у нас, тоже «Ах!». Надо только уметь смотреть.

— Насколько в таком случае любовь к городу зависит от городской среды?

— Я не говорю о любви. Я говорю о том, что у нас тоже интересно. Я к Екатеринбургу отношусь прохладно, но с интересом. Любовь здесь — к друзьям. Есть места, которые вызывают сильные воспоминания и сложные чувства. К примеру, я не ожидала, что шестичасовая прогулка прошлым летом по Уралмашу с друзьями (один из которых там родился) меня так проймёт.

Там, в кварталах четырёх-пятиэтажной застройки, ты видишь человекоразмерность, архитектурную связность, видишь много заросших травой участков свободной земли, старые деревья, отремонтированные бульвары.

Всё это составляет очень сильный контраст тому, что видишь у нас в микрорайоне Академическом или у вас в новых спальных микрорайонах, — поставленные тесно многоэтажные прямоугольники.

Я бы предложила различать экономические, социальные и экзистенциально— психологические аспекты нашего существования в городах.

Например, неприязнь к нашим городам в восприятии молодого горожанина может быть связана с тем, что он не может найти достойную работу, не видит особых перспектив развития, а к тому же вокруг всё такое неприглядное. В психологии есть понятие проекции, когда глубокая фундаментальная неудовлетворённость проецируется на что-то другое.

И город иногда просто под руку подворачивается. Тут даже не надо предпринимать особых усилий, потому что он повсюду. Но я, конечно, не отрицаю, что есть города более удобные для жизни и менее удобные для жизни.

— Выходит, что в более удобных городах люди тоже не всегда довольны средой, которая их окружает?

— Я хочу подчеркнуть, что «столичный город и нестоличный город» — это глобальный расклад. И комплексы неполноценности и неприязни к тому, что тебя окружает, испытывают миллионы наших современников.

Даже когда разговариваешь с обитателями Осло или Хельсинки, они тоже могут сказать: «Ну что у нас, другое дело в Лондоне или в Нью-Йорке!» То есть всё равно работает иерархия городов, наверху которой три флагмана — Нью-Йорк, Лондон и Токио. Считается, что ты только тогда пробился, когда устроился в одном из них.

Ну и есть национальные варианты: финны будут считать, что с тобой всё в порядке, если ты в Хельсинки, русские, разумеется, так будут считать, если ты в Москве.

С одной стороны, тебя никто не держит — уезжай, рискуй, пробивайся. Но надо понимать, что цена, которую ты можешь за это заплатить, может оказаться достаточно высокой. Готов ли ты жить на окраине в общежитии без особых перспектив в обмен на то, что вокруг тебя Лондон?

На мой взгляд, когда, несмотря на кризисную экономику, сузившиеся возможности в плане карьеры, ты остаёшься здесь, формируешься как профессионал и в тот же Лондон приезжаешь походить по театрам и галереям — не самый плохой вариант.

— Вы говорили о том, что мегасобытия способствуют неравномерному развитию экономики. Но как быть с тем, что в условиях централизации для российских городов проведение таких событий — один из самых эффективных способов привлечь средства из федеральной казны? Игра стоит свеч или всё же нет?

— У нас особый случай. Тут я хочу процитировать одного эксперта из Хабаровска, с которым я беседовала по поводу проведения саммита ОПЕК в 2012 году во Владивостоке. Тогда там построили университет, мост на остров Русский.

Читайте также:  Давление которое выдерживает нержавеющая труба

Он сказал следующее: «Хотя бы таким образом мы получим от Москвы то, что нам вообще-то положено». Если суммировать его оценку и то, что я слышала от чиновников, получается, что регион или город может получить средства на развитие, если у него появляется какой-то предлог «торга» с центральным правительством.

Все финансы концентрируются в Москве, и, чтобы хотя бы часть полагающегося регионам получить назад, нужно претендовать на проведение события.

Получается, что вам как региональной власти это мегасобытие, может быть, само по себе вовсе и не нужно, но оно составляет предмет этого торга, потому что, если ты его выигрываешь, вступают в силу неотменяемые обязательства. Да, кризис. Да, санкции.

Но ты всё равно должен провести чемпионат, а следовательно, какие-то деньги тебе правительство даст, и у тебя останутся дороги, инфраструктура, стадионы. Хотя бы что-то останется. Другой вопрос, что потом эти стадионы могут стоять пустыми и эта инфраструктура сделана «под чемпионат», а не под нужды людей.

Критики мегасобытий, к которым я принадлежу, резонно используют такой аргумент: что ещё можно было сделать на эти деньги? В Перми противники «культурной революции» во время губернаторства Олега Чиркунова также говорили: где дороги, где детские сады? Это очень серьёзный аргумент. Свидетельством его серьёзности являются очень интересные перемены, которые происходят сегодня в индустрии мегасобытий. В некоторых демократических странах давление общественности на администрации таково, что от мегасобытий отказываются.

Так получилось в Бостоне и Гамбурге, в которых были влиятельные инициаторы кампаний по включению в подготовку к проведению летней Олимпиады-2024.

Если раньше, в других олимпийских городах, «машины роста», то есть альянсы властей и бизнеса, просто провозглашали, что мегасобытия пойдут на пользу людям, что только так город может расти, и с ними никто особенно не спорил, то сегодня появились группы людей, которые не менее резонно говорят: нет, давайте посчитаем, насколько проведение таких событий пойдёт на пользу людям.

У меня есть очень хороший приятель Вольфганг Мэнниг (экономический географ, специалист по мегасобытиям, работает в университете в Гамбурге). Он использует cost benefit analysis — анализирует мегасобытия с точки зрения затрат и прибыли, используя большие массивы статистических данных.

Я никогда не забуду его выступление на Конгрессе по экономике спорта прошлой осенью в Гамбурге, которое он начал с того, что напомнил, что в 1998 году был чемпионом Олимпиады в Сеуле по командной гребле и вообще-то любит спорт, а затем сказал: «Вы, наверное, от меня ожидаете, что я сейчас скажу, что нам нужны мегасобытия, и покажу цифры, которые это докажут. Увы, я вам хочу показать обратное». Он открыл свои слайды и показал, что нет ни одной Олимпиады, ни одного чемпионата мира, которые «отбили» бы те колоссальные расходы, которые были «оттянуты» из других сфер городской экономики.

Трубина елена германовна урфу

— Вы недавно опубликовали статью про Олимпиаду в Сочи. К каким выводам вы пришли, разбирая этот кейс?

— В Сочи, конечно, много чего появилось: и горнолыжные курорты, и дороги, и стадионы, и новые кварталы дорогих домов. Сочи сегодня — это совсем не тот город, который был до Олимпиады.

Судя по тем интервью, которые я провела, и по социальным сетям, общество разделилось почти пополам: есть люди, которые считают, что Олимпиада была важна и нужна, и есть те, которые считают, что деньги на неё были потрачены напрасно.

Хотя если мы возьмём опросы, проведённые именно в Сочи, то там людей, которые негативно настроены по отношению к Олимпиаде, гораздо больше, нежели в целом по стране.

Но это цифры. А я хочу вам привести небольшой рассказ, который я услышала в городе, далёком от Сочи. Один респондент рассказал мне про своего соседа, который взял потребительский кредит, чтобы поехать в Сочи и провести там две недели.

Я спросила его: «Как вы думаете, зачем человек принял такое абсурдное потребительское решение? Уж если взял кредит, то машину купил бы или ремонт сделал». А он процитировал слова своего соседа: «А меня достало, что мы все должны гордиться только памятью о Второй мировой войне».

Это косвенно говорит нам о том, что вот эта жажда заслуженной гордости за страну настолько у людей велика, что некоторые готовы совершать такие экстравагантные поступки. И это тоже нельзя скидывать со счетов.

Для этого есть специальный термин, который используется при анализе мегасобытий и описывает их эмоциональную составляющую, — feel good.

Не будем забывать, что на Олимпиаде куча народу поживилась — и материализовались все эти деньги в особняках, осели на счетах. Это всё очень противоречиво.

— Кто-то поживился, а кто-то просто порадовался, получил свой feel good?

— Если говорить о Сочи, то легенда гласит, что решение подать заявку на проведение Олимпиады было принято группой олигархов и президентом на горнолыжном австрийском курорте. То есть если в других случаях это власти и бизнес конкретных городов объединяются, чтобы «заполучить» Олимпиаду, то в данном случае решение было принято где-то ещё, так сказать, без участия города.

Одно из самых обескураживающих впечатлений, которое я получила от проведённых интервью, состояло в том, что для тех, кто приехал туда работать, город тоже был делом вторым. Туда приезжали сорвать денег и уехать работать куда-то ещё, чтобы использовать полученный в Сочи опыт.

Это сквозило в высказываниях и очень образованных людей, и простых работников. И ещё одна интересная вещь обнаружилась: тысячи людей были заняты в подготовке Игр, а значит, в выполнении требований и МОК, и своих конкретных работодателей.

Ряду моих информантов было безразлично, чьи требования они выполняют.

Они рассуждали так: международные и национальные игроки объединились, чтобы снять жирный куш, и тут главное — не растеряться и тоже что-то на Играх заработать: деньги, опыт, возможность поучаствовать в масштабном штучном проекте, впечатляющую строчку в профессиональном резюме.

Международный олимпийский комитет взаимодействует с очень крупными корпорациями. Вместе «продают» заинтересованным странам и болельщикам когда-то благородную идею олимпизма, свободы, гармонично развитого человеческого тела и т. д.

Это очень умелый брендинг, камуфляж своих собственных экономических и политических интересов с помощью позитивных идей, которые на сегодняшний день очень скомпрометированы.

Спорт и олимпизм могут сделать легитимной практически любую затею, за которой стоят чьи-то серьёзные экономические интересы.

— То, что вы описываете, похоже на схему, которая была реализована во время «культурной революции» в Перми. Опять же кто-то заработал миллионы, а кто-то получил праздник.

— Не совсем соглашусь. Если вы относите себя к тем, кто получил «праздник», пока другие наживались, то имейте в виду, что, если бы у вас была предпринимательская жилка, вы бы тоже взяли и открыли на «Белых ночах» гамбургерную или лимонадную.

Если серьёзно, то другое дело, что у каждого города есть культурный капитал, который нарабатывается столетиями, и глубокая несправедливость проявляется в том, что к этому капиталу имеет доступ узкая группа людей, которая обогащается на этом.

Брендинговые кампании всегда разворачиваются в интересах определённой группы людей. При этом часто утверждается, что от увеличения известности места, города выиграют все. Тут содержится нешуточное лукавство.

Всякий раз, когда власти начинают говорить о росте, о том, что от чего-то выиграют все, — ищи материальные интересы. Выиграют точно не все.

— Какой печальный вывод.

— Здесь помогает позиция внимательного наблюдателя и активного участника происходящего. Осознание того, что нас много и что мы не безгласные, не безмозглые, что мы можем на что-то влиять, очень много значит.

Вот небольшой пример: в Екатеринбурге группа бизнесменов в силу только им понятных причин решили возвести «храм на воде» на стрелке Городского пруда — в лучшем в городе месте, самом красивом, самом любимом. Храмов в городе достаточно: опросы показывают, что потребности верующих в храмах удовлетворены вполне.

Образованные екатеринбуржцы пришли в ужас от этого проекта, а группа городских активистов начала кампанию сопротивления. Горожане ходили символически обнимать пруд, журналисты и урбанисты провели массивную кампанию «против». И — тут я стучу по дереву — кампания сработала.

Сторонники строительства нового храма от своей затеи не отказались, но рассматривают теперь другое место. Его тоже, впрочем, жалко, но это уже другая история. Так что, хотя наши материальные возможности несопоставимы с материальными возможностями тех, о ком мы часто критически говорим, деятельно включиться в происходящее мы можем.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Уральский государственный университет в биографиях

Трубина елена германовна урфу

Родилась 4 марта 1957 г. в г. Нижней Салде Свердловской обл.

  • Доктор философских наук (1997), профессор (1998).
  • Окончила философский факультет Ураль-ского университета (1979).
  • Преподавала в Свердловском горном институте (1982–1985).

В Уральском университете работает с 1984 г.

: ассистент кафедры философии естественных и гуманитарных факультетов (1985–1987); доцент кафедры эстетики, этики, теории и истории культуры, кафедры истории философии, кафедры социальной философии (1988, 1991–1993); профессор кафедры социальной философии (с 1998). Была старшим научным сотрудником отдела философии Института философии и права УрО РАН (1993–1997).

Читайте также:  Как лучше спрятать трубы отопления в квартире

Преподавала в Университете штата Вашингтон (г. Сиэтл, США; 1994).

Стажировалась и читала лекции в Гарварде, Бэйтс-колледже (США), Институте Европейского университета (Флоренция), Венском экономическом университете, Центральном Европейском университете (Будапешт), Университете Гумбольдта (Берлин), Хельсинском университете. Визит-профессор университетов Тампере (Финляндия) и Европейского гуманитарного университета (Минск–Вильнюс).

Сфера научных интересов – проблемы идентичности и идентификации, постсоветская культура, субъекты и городское пространство, социальная теория и методология междисциплинарных исследований.

Автор монографий, учебных пособий, статей (в том числе на английском и немецком языках) в области теории познания и методологии науки, социальной философии, урбанистики.

Публиковалась в периодических изданиях «Вопросы философии», «Топос», «Антропологический форум», «Ab Imperio», «Amеrican Studies International», «EUROZINE», «Stadtbauwelt». Совместно с зарубежными коллегами редактировала коллективные монографии «Травма: пункты» (М., 2009, вместе с С.

Ушакиным), «Российские массмедиа и меняющиеся ценности» (на английской языке, издательство «Раутледж», 2010; совместно с Арьей Розенхольм и Каарле Норденстренгом), «Дилеммы разнообразия после “холодной войны”: анализ культурных различий американскими и российскими учеными» (на английском языке, издательство Института имени Кеннана, 2010; совместно с Мишель Рифкин-Фиш). Входит в редколлегии журнала «Известия Уральского государственного университета» (серия «Общественные науки»), Амстердамского международного электронного журнала культурной нарратологии (AJCN).

Получатель престижных исследовательских стипендий зарубежных фондов, в том числе Программы Фулбрайта, корпорации Карнеги, фондов DAAD и IFK. Член правления Российской ассоциации стипендиатов Программы Фулбрайта. Член научного совета Уральского Межрегионального института общественных наук (МИОН).

Организатор международных проектов «Парадоксы разнообразия в современном мире» (совместно с американскими коллегами; грант Института имени Кеннана, США, 2005–2007), «Трансформация систем ценностей постсоветских субъектов российскими средствами массовой информации в 1991–2005 гг.

» (совместно с финскими коллегами; грант АН Финляндии и РГНФ, 2006–2008). В 2010 г.

– директор с российской стороны международного проекта «Критические понятия, политические ландшафты и культурные идентичности в глобализирующемся мире» (Программа поддержки высшего образования Института «Открытое общество» – Фонда Сороса), работает над исследовательским проектом, посвященным мобильности и космополитизму.

Была докладчиком, в том числе пленарным, на тридцати научных конференциях за рубежом, а также лектором на тематических летних школах Программы Фулбрайта (2004, 2008) и Программы Сороса в Киргизстане (2007, 2008).

Совместно с профессором М. А. Литовской организовала в Уральском университете серию международных конференций, посвященных гендерной проблематике, отредактировала книги «Гендерные отношения и гендерная политика в вузе» (Екатеринбург, 2003), «Мальчик и девочка: реалии социализации» (Екатеринбург, 2004).

Читала курсы лекций «Основы философии», «История философии», «Социальная философия», «Философская антропология»; разработала и читала спецкурсы «Новые русские идентичности» (на английском языке), «Идентичность, культура и постмодерный мир», «Тело и общество», «Теория города», «Лингвистический поворот», «Поэтика и прагматика философского письма», «Память, травма, нарратив», «Публичное пространство современности: соблазны консенсуса и обещания конфликта», «Воображение и воображаемое».

Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации (2005).

Соч.: Рассказанное Я : Проблема персональной идентичности в философии современности / отв. ред. И. Я. Лойфман. Екатеринбург, 1995; Современный философский словарь / под общ. ред. В. Е. Кемерова. Лондон [и др.

], 1998 (статьи: Аутентичность; Идентичность персональная; Нарратив; Нарратология; и др.); Идентичность в мире множественности: прозрения Х. Арендта // Вопр. философии. 1999. № 11; Социальная антропология : учеб. пособие.

Екатеринбург, 1999; Нарратология: истоки, проблемы, перспективы : учеб. пособие. Екатеринбург, 2002; Рассказанное Я: отпечатки голоса. Екатеринбург, 2002; Уайт Х. Метаистория : Историческое воображение XIX в. Екатеринбург, 2002 (в соавт. с В. В.

Харитоновой; соперевод, соредактирование, послесл.); Урбанистическая теория : учеб. пособие. Екатеринбург, 2008.

Лит.:Кто есть кто: выпускники философского факультета УрГУ : справ. / сост. И. А. Ильина. Екатеринбург, 1996. Вып. 1. С. 61, 91; Руденко В. Н., Семиглазова Л. М.

Институт философии и права Уральского отделения Российской академии наук : Основные направления исследований, библиография и научно-биографические сведения о сотрудниках. 1988–1995. Екатеринбург, 1996. С. 51, 90, 114, 115, 210; Киселев К. В. и др.

Институт философии и права Уральского отделения Российской академии наук: Основные направления исследований, библиография и научно-биографические сведения о сотрудниках. 1996–2003. Екатеринбург, 2004. С. 108, 113, 160, 212, 282.

Урфу Кафедра. Город Екатеринбург

Алена Богатырева

Евгений Кузнецов

Константин Дмитриев

Юля Чванова

Ксения Троицкая

Огни-Баку Баку

Пелагея Малякина

Виктория Аносова

Лидия Иванова

Ксения Симонова

Лера Веточкина

Андрей Созыкин

Алена Насырова

Андрей Бут

Эдуард Садрутдинов

Алексей Коптелов

Галина Евдокимова

Никита Рыжков

Таис Конева

Николай Сикачин

Дмитрий Быков

Дмитрий Павлов

Юлия Суханова

Яков Лукьянец

Святослав Алексеевич

Иван Зыков

Борис Бредихин

Анастасия Кукла

Павел Кох

Петр Кузьмин

Игнат Калинич

Аня Кычакова

Макар Зарчуков

Лиана Бикташева

Алексей Бармин

Влад Садыков

Герман Шеметов

Мария Коурова

Антон Симаков

Борис Кузнецов

Ира Донец

Ангелина Пестова

Светлана Адиятова

Ринат Гималетдинов

Василий Βоронин

Денис Мухаметов

Maria Luna

Михаил Акилов

Артем Сидоров

Даниил Соколов

Дарья Мотошкова

Яна Макакенко

Александр Курлов

Григорий Татаринов

Павел Куткин

Никита Решетников

Даниил Пугавко

Иван Катюргин

Даша Клюшникова

Евгений Михайловский

Дарья Леонова

Костя Божков

Сергей Новокрещенов

Павел Лукоянов

Наталья Сноб

Олег Капридов

Kutemba Mchanga

Лилия Зиганурова

Данил Степанов

Даня Кочетов

Сергей Исаев

Saadallah Othman

Павел Рожков

Артём Мирный

Дулгуун Отгонбаяр

Лилия Гончарова

Артем Телепов

Никита Рубцов

Ахмет Давлятшин

Асыл Байтенова

Наталия Щербакова

Игорь Мищенко

Сергей Захаров

Никита Печков

Анастасия Артёменко

Андрей Петышин

Андрей Крыш

Илья Рубцов

Субхиддин Давлатов

Никита Колмыков

Анна Берсенева

Кадры Урфу

Данила Китов

Денис Дубовицкий

Леонид Маланов

Павел Новокрещенский

Артём Хрушков

Никита Павлов

Павел Герасимов

Ольга Обаскалова

Сергей Александров

Алексей Ильич

Илья Нестеров

Халед Эль-Хаббаш

Дмитрий Дорошенко

Ekaterina Oslyakova

Виталий Платунов

Яна Черных

Влад Седов

Рафаэль Вагисович

Илья Шаманов

Анастасия Климанова

Лера Доброгорская

Диана Галимова

Антон Трусов

Андрей Жизневский

Наталья Сорокина

Ill Robo

Васил Барсегян

Eva Cao

Владислав Егоров

Екатерина Вершинина

Владимир Петров

Сергей Герасимов

Sofia Simakova

Илья Дерябин

Даниил Поветкин

Константин Самсонов

Николай Попов

Hussien Alazi

Лёха Дубровин

Diabou Kane

Валентин Новоженин

Ольга Петрова

Not-Found Element

Владислав Швецов

Матвей Ефимов

Наташа Рогалева

Дима Веселов

Петр Волосатов

Женя Пылаев

George Mryasov

Илья Карев

Виктория Карасева

Константин Поздеев

Алексей Боряк

Роман Букин

Никита Акиншин

Антон Максимкин

Максим Фоминых

Антон Глухов

Александр Птухин

Илья Архипов

Денис Хромов

Таня Бабичева

Виктор Браун

Зуфар Рузыев

Андрей Порубов

Александр Луговских

Евгения Жилинкова

Мария Игнатова

Светлана Колесникова

Никита Кулабухов

Андрей Белоус

Владислав Терёшин

Анастасия Быстрова

Денис Борисов

Ирина Кустова

Artem Furta

Александр Тюнькин

Илья Коник

Анна Шахова

Юрий Кумиров

Дарья Дигтяренко

Александр Никифоров

Nhật Thành

Анна Данилова

Зоя Шевякова

Арсений Костенко

Ольга Владимирова

Дима Ковалев

Владимир Клименко

Андрей Шишкин

Виктория Волкова

Алена Гайнуллина

Михаил Василенко

Александр Гилизитдинов

Илья Соколов

Денис Трофимов

Abdulwasea Al-Haithi

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector