Трубное дело что это

Государственное обвинение учло «реальное и глубокое раскаяние» подсудимого. © Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Трубное дело что это

Учредитель строительной компании «Петроком» Андрей Кадкин на оглашение приговора пришел без сумки, в джинсах и кожаных туфлях.

Главному фигуранту «трубного дела» практически нечего было опасаться — шанс, что судья Ленинского райсуда Петербурга Марина Тропанова отправит его в колонию, был минимальным.

Хотя 4 года назад начиналось все триумфально — как для следователей, которые раскрыли, по их словам, мошенническую схему, так и для Смольного, который объявил показательную борьбу с коррупцией.

Громким стартом «трубного дела» стали обыски в здании петербургского комитета по энергетике и в офисах местных подрядных организаций, прошедшие в конце ноября 2012 года. Поводом для масштабных следственных действий стал коммунальный коллапс в Колпино, когда из-за прорыва магистральной трубы десятки тысяч местных жителей в сильные морозы остались без отопления.

Трубное дело что это Рассказал о взятке — отправляйся под арест

По версии следствия, члены преступной группы организовали поставки труб для магистральных тепловых сетей Петербурга.

При этом трубы ранее уже были в потреблении и перемаркированы, то есть заведомо не соответствовали требованиям, указанным в государственных контрактах. Организатором незамысловатой схемы МВД назвало Кадкина.

В 2009 году он якобы привлек нескольких человек, чья роль состояла в заключении госконтрактов на ремонт сетей, а также в поставке трубной продукции более низкой стоимости.

Поставщиком труб являлось ОАО «Руструбпром», а подрядные работы выполнял «Петроком». ГКУ «Управление заказчика» приняло работы и затем перечислило компании денежные средства.

В итоге разница между реальной стоимостью материалов и той, что была указана в документах, была обналичена участниками преступной группы.

Фактически бюджетные средства при ремонте магистральных сетей похищались посреди дня — на глазах сотен и тысяч прохожих.

МВД пафосно отчиталось о раскрытии преступной схемы с бюджетным ущербом в 3 млрд рублей. Это было еще в 2012 году. Тогда Тверской суд Москвы санкционировал арест пяти фигурантов дела, которых для следственных действий вывезли в столицу. Кроме того, в рамках расследования задержали бывшего председателя петербургского комитета по энергетике и инженерному обеспечению Олега Тришкина.

Шло время, а вместе с ним и следствие. Тришкина отпустили под залог, а затем и вовсе сняли с него обвинения и изменили его статус на свидетеля. Была ли экс-чиновнику выплачена компенсация, остается загадкой.

До суда дело дошло четыре года спустя. На скамьях подсудимых оказались семь человек.

Это предполагаемый организатор Андрей Кадкин и его соучастники: экс-директор государственного казенного учреждения «Управление заказчика Санкт-Петербурга» Константин Мосин и его бывшие подчиненные Анатолий Хютти и Леонид Шишов, экс-руководители компании «Петроком» Алексей Муравьев и Сергей Жуковский, а также учредитель ООО «Руструбпром» Игорь Селиверстов.

Дела против Кадкина как организатора и шести его соучастников были разделены. Все семеро, впрочем, свою вину признали.

Сумма ущерба же за несколько лет растаяла, из 3 миллиардов превратившись в жалкие 1,31 млн рублей — именно такая цифра фигурирует в обвинительных заключениях. Впрочем, как сообщил «Росбалту» источник, знакомый с уголовным делом, в его материалах никогда не значилась сумма в 3 млрд рублей.

«Сумма в 48 млн рублей также была указана Смольным с самого начала. Видимо, еще во время первых расчетов нанесенного ущерба», — полагает собеседник агентства.

Кадкина корреспондент «Росбалта» перед предпоследним заседанием застал в коридоре. Предприниматель не стал комментировать дело, в руках держал листок бумаги, где крупными буквами было выведено: «Последнее слово». Но заготовка ему, похоже, не пригодилась, и в последнем слове он был краток.

«Я признаю совершенное преступление, раскаиваюсь, постараюсь в дальнейшей своей жизни показать, что раскаяние является реальным и глубоким», — сказал он.

Государственное обвинение «реальное и глубокое раскаяние» учло, попросив суд не лишать Кадкина свободы.

«Прошу учитывать активное способствование в раскрытии преступлений, а также добровольное возмещение имущественного ущерба и наличие малолетних детей. Прошу назначить ему наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы. Назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в 4 года», — сказал прокурор.

Реальность российского правосудия превзошла все ожидания: судья Тропанова освободила Кадкина от наказания по статье об организации злоупотребления полномочиями (ст.33 ч.3, ст. 285 ч.1).

«Суд считает, что имеются основания для прекращения уголовного преследования в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности», — огласила она постановление.

Трубное дело что это «Пакет Яровой» ударил по проповеднику

По статье об организации мошенничества в особо крупном размере (ст.33 ч.3, ст. 159 ч.4 УК РФ) подсудимому назначили условный срок в 4 года. За время следствия он не просто погасил ущерб в 1,3 млн рублей, а сделал это в 11-кратном размере, выплатив 15 млн. Посему гражданский иск Смольного на 48 млн рублей суд оставил без рассмотрения.

Кстати, эта сумма фигурирует и в параллельном процессе в Ленинском суде Петербурге и вызывает недоумение у участников слушаний. Настолько, что суд предложил Смольному время на уточнение финансовых претензий и отложил разбирательство на середину октября.

Пока же лишь один фигурант «трубного дела» не сидит на скамье подсудимых — это учредитель ООО «Мост-сервис» Михаил Кузнецов, который до сих пор находится в розыске.

Илья Давлятчин  

«Трубное дело» усохло до миллиона

В ЦБ рассказали об особенностях новых 100-рублёвых банкнотВ Петербурге суд впервые дал серьезные сроки «теневым банкирам»Во время тюремного бунта в Гватемале обезглавили семь человекГлава ФСИН: Здоровье Навального восстановилось, он весит уже 82 кгБотсад зовёт на первую в России выставку ушковых примулБГ покажет Петербургу «Знак огня»Герои «Форсажа» возвращаются на экраныЕкатерина Шульман выступит на «Дилетантских чтениях»В кино покажут российскую комедию про сбежавшего режиссераГруппа Shortparis отдаст петербуржцам долгиСША отказались от санкций против оператора Nord Stream 2 AGМедики «Зенита» спасли мальчика в Сочи после ДТП на самокатеДуров: Владение iPhone делает вас цифровым рабом AppleМАЗ без тормозов смял девять автомобилей под ЕкатеринбургомНе дотерпели до лета. Что они устроили с капремонтомСуточная госпитализация в Петербурге выросла за неделю на 46%Парки и скверы Петербурга закрывают в преддверии грозыВ Петербург прислали ещё немного «ЭпиВакКороны» и зазывают колотьсяБодрят лучше кофе: названы напитки, которые заменят утренний эспрессоДва грузовика и легковая устроили ДТП с перевертышем на КАДКонсульство Германии в Петербурге начнет принимать заявления на шенгенПредыдущие новостиАрхив материалов

Прогремевшее на всю Россию петербургское «трубное дело» обернулось конфузом. 3 млрд рублей ущерба, заявленного следствием, в приговоре превратились в жалкий миллион. Казна по закону должна возвращать подсудимым уже выплаченные ими городу деньги.

Трубное дело что этоПресс-служба ГУ МВД России по СЗФОПоделиться

8 сентября в Ленинском районном суде Петербурга тихо и незаметно был зачитано обвинение по громкому «трубному делу».

Хотя еще осенью 2012 года информация об уголовном преследовании чиновников Смольного и подрядчиков, якобы укладывавших бэушные трубы вместо новых, стала новостью номер один во всех федеральных СМИ. А полиция бодро рапортовала о колоссальном ущербе в 3 млрд рублей.

Однако после всех экспертиз он уменьшился до… 1,3 млн рублей. При этом основной фигурант дела Андрей Кадкин уже перечислил в бюджет 15 млн. То есть казна теперь является должником экс-владельца «Петрокома».

«Трубное дело» начиналось громко.

29 ноября 2012 года в здании комитета по энергетике и в офисах подрядных организаций прошли обыски, по итогам которых были задержаны и этапированы в Москву экс-председатель ведомства Олег Тришкин, глава Управления заказчика комитета Константин Мосин, директор «Петрокома» Алексей Муравьев и тогдашний собственник компании Андрей Кадкин.

Следственные действия были обставлены максимально эффектно. В СМИ было разослано видео обыска на квартире у Тришкина, на котором сиротливо мелькала рождественская елка. А пресс-релиз МВД РФ бодро рапортовал: подозреваемые уложили 600 км старых труб, хотя бюджет платил за новые, а общая сумма ущерба составила 3 млрд рублей.

Однако постепенно дело, словно елка на излете новогодних праздников, теряло все свои громкие и колючие подробности.

Сумма ущерба спустя год упала до 50 млн рублей, Олег Тришкин вышел под залог и перешел в статус свидетеля, а попытка перевести дело в суд закончилась провалом: в 2014 году Генеральная прокуратура вернула его на доследование, потребовав провести судебно-бухгалтерскую экспертизу, чтобы понять, сколько же денег было похищено в реальности. При этом до ума обвинение доводили уже в Следственном комитете по Петербургу, куда его забрали из Следственного департамента МВД РФ.

Кадкин сдал всех

В итоге до суда уголовное дело повторно доползло летом 2016 года, распавшись на две части. Отдельно слушается история злоключений экс-владельца «Петрокома» Андрея Кадкина, который заключил сделку со следствием и признал свою вину.

8 сентября в Ленинском районном суде заместитель прокурора Адмиралтейского района Александр Василенко зачитал фабулу государственного обвинения. Сам Кадкин, бывший партнер братьев Ротенбергов по дзюдоистскому клубу «Явара-Нева», держался флегматично и во время оглашения приговора писал на бумажке список дел по благоустройству загородного дома.

Впрочем, его можно понять: за четыре года он, наверное, выучил суть претензий правоохранительных органов назубок.

Андрей Кадкин признался, что совершил преступления, предусмотренные статьями 159-й и 285-й УК РФ: «Мошенничество» и «Злоупотребление должностными полномочиями». Его подпись стоит под следующими показаниями.

В конце 2009 года Управление заказчика комитета по энергетике, которое распределяет контракты между подрядчиками и принимает работы, возглавил Константин Мосин. На встречах в лобби-барах петербургских отелей бизнесмен попросил чиновника поддержать «Петроком» при распределении контрактов на ремонт инженерных сетей.

Для этого в конкурсную документацию вносились требования, которые ограничивали круг потенциальных участников. Кроме того, Мосин гарантировал Кадкину лояльность при приемке работ.

Но самое главное: Андрей Кадкин заявил, что именно он придумал укладывать под землю трубы не того класса, как указано в техническом задании. Практически эта схема была реализована при исполнении двух контрактов 2010 года – на реконструкцию тепловых сетей на севере города за 904 млн рублей и на правом берегу за 400 млн рублей.

«Мосин оказывал помощь на стадии заявок, чтобы «Петроком» получил преимущество перед остальными участниками. При этом компания по указанию Мосина снизила стоимость работ на 10%.

Это делалось для получения экономии, которая положительно характеризует работу должностных лиц», – зачитывал показания Кадкина представитель государственного обвинения.

Для выполнения работ «Петроком» привлек своих коллег из «Мост-сервиса» – еще одного крупного подрядчика тех времен. «Мост-сервис» через свои структуры покупал трубы у компании «Русттрубпром».

«Руководителя «Русттрубпрома» Селивестрова я знал давно и договорился с ним возвращать 30% от сумм, перечисленных по госконтракту на закупку трубной продукции.

Одновременно мы договорились, что Селивестров будет поставлять трубы другого, более дешевого ГОСТа и с более дешевой изоляцией», – показал Кадкин во время следствия.

К документам об исполнении работ подрядчик прикладывал подложные сертификаты Челябинского трубопрокатного завода, а Мосин и тогдашний начальник отдела строительства котельных «Управления заказчика» Анатолий Хютти регулярно получали от Кадкина денежное вознаграждение. Правда, Хютти иногда не хотел подписывать акты сдачи-приемки, но тогда Кадкин, по его собственным словам, жаловался Мосину, и тот сам решал вопрос со своим подчиненным.

Читайте также:  Состав бетона м300 на 1м3: материалы, пропорции

Пока фабула звучала так же, как во время масштабных обысков 2012 года. Изменилось только одно – сумма.

Вместо 3 млрд рублей Кадкин и его коллеги из комитета и «Мост-сервиса» похитили… 1,36 млн рублей: это разница между стоимостью труб, которые должен был уложить «Петроком» по контракту, и стоимостью продукции, в реальности лежащей под землей в районе Гражданского проспекта. Возможно, она была бы больше, но со вторым контрактом – на ремонте сетей на правом берегу за 400 млн рублей – вышла настоящая неувязочка.

Там, по словам Кадкина, также укладывались трубы не того ГОСТа, а чиновники – принимали эти работы. Однако в конце 2010 года, когда на дворе еще был кризис, выяснилось, что у Управления заказчика не хватает денег для расчета с подрядчиками.

В итоге Мосин и Кадкин договорились, что в актах сдачи-приемки будет указана правда, то есть реальный класс трубной продукции. «В данном случае хищение денежных средств не произошло добровольно», – указано в материалах уголовного дела.

При этом в итоге получилось, что «Петроком» потратил на работу по этому контракту больше, нежели получил от заказчика.

«Андрей Олегович, – обратилась к Кадкину судья Марина Тропанова. – Вы раскаиваетесь в содеянном?»

«Да, раскаиваюсь, – ответил экс-владелец «Петрокома», отложив в сторону план благоустройства загородного дома. – Понимаю, что совершил преступление».

Переплатил за раскаяние

Раскаяние обошлось Андрею Кадкину в копеечку: еще в 2014 году он перечислил в бюджет 15 млн рублей для компенсации нанесенного ущерба. Экспертиза, зафиксировавшая ущерб в 1,3 млн рублей, закончилась позднее.

Таким образом, формально бизнесмен вправе потребовать обратно 13,7 млн рублей. Однако, как говорят в его окружении, он не будет столь принципиален, оставив эти деньги казне.

Хотя, помимо кругленькой суммы, натерпелся еще и в СИЗО, где просидел боле трех месяцев до заключения сделки со следствием.

А вот Смольному придется пересчитать свои претензии к Кадкину и его соратникам по «трубному делу».

Администрация губернатора, выступающая в качестве потерпевшего, ранее подала гражданский иск на сумму в 48 млн рублей.

Теперь же, с учетом экспертизы, городу придется скорректировать свои требования – об этом на суде заявил представитель юридического комитета. После этого судья Марина Тропанова сможет назначить Кадкину наказание.

Одновременно в том же Ленинском районном суде слушается дело в отношении остальных фигурантов «трубного дела» – бывшего главы Управления заказчика Константина Мосина, его подчиненных Анатолия Хютти и Леонида Шишова, топ-менеджеров «Петрокома» Алексея Муравьева и Сергея Жуковского, собственника «Руструбпрома» Игоря Селиверстова. Статьи у всех разные: кого-то обвиняют в мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями, кого-то – только в мошенничестве. В этом списке нет еще одного человека – учредителя «Мост-сервиса» Михаила Кузнецова: он счастливо избежал арестов и, по некоторым данным, живет в Америке.

Таким образом, всего в этой преступной группе, по версии обвинения, было восемь человек. Если разделить сумму ущерба на всех, то каждому укладка труб другого ГОСТа принесла 160 тысяч рублей.

А вот бывший глава комитета по энергетике Олег Тришкин, отсидевший в СИЗО почти год, теперь чист перед законом: как указано в обвинительном заключении, он, подписывая документы на оплату работ «Петрокома», был введен Мосиным в заблуждение.

Однако это уголовное дело сломало карьеру экс-чиновнику. На вопрос корреспондента «Фонтанки» о текущем состоянии дел, Олег Тришкин написал: «Я теперь никто, и звать меня: «Эй, ты!» А телефон я сохранил! В смысле номер».

– «А вы будете требовать компенсацию от государства за год, проведенный в СИЗО?» – уточнил журналист нашего издания. «Нет», – коротко и грустно ответил Тришкин.

Андрей Захаров,

«Фонтанка.ру»

Рассылка «Фонтанки»: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Трубное дело вылетело в трубу

Миллиардные хищения из бюджета следствие так и не доказало, однако смена игроков на этом поле деятельности в Петербурге произошла и отставки чиновников в Смольном (из команды прошлого губернатора Валентины Матвиенко) состоялись

29 сентября Ленинский районный суд вынес первый приговор по самому громкому в северной столице коррупционному делу – о хищении бюджетных денег при ремонте теплотрасс.

За время следствия изменились не только статьи, по которым квалифицировали это преступление, но и размер ущерба: он сократился в 220 раз.

На старте правоохранительные органы усматривали в действиях подозреваемых хищение 3 млрд рублей, а на финише признали мошенничество на сумму всего 1,36 млн рублей. Фигурантами так называемого трубного дела являлись одновременно городские чиновники и влиятельные бизнесмены.

Главный персонаж – владелец ООО «Петроком» (именно эта фирма укладывала трубы в Петербурге в 2010–2013 гг.) Андрей Кадкин, деловой партнер Аркадия Ротенберга, миллиардера и друга детства Владимира Путина. Кадкина судили первым. Судьба остальных шести участников процесса решится в ближайшее время.

Скандал в коммунальной сфере Петербурга, прогремевший на всю Россию в декабре 2012 года, инициировал лично губернатор Георгий Полтавченко, чего в Смольном и не скрывали. Как рассказывала «Новая» (см.

№ 91, 94 за 2012 год), тогда Георгию Сергеевичу показалось странным, что еще в сентябре, задолго до наступления холодов, в городе начались массовые прорывы «совсем новых» труб при первичном протапливании.

По просьбе градоначальника, назначенного на этот пост лишь годом ранее, была проведена техническая проверка качества ремонта теплосетей, а по ее итогам Полтавченко обратился в правоохранительные органы. В ноябре 2012 года Следственный департамент МВД России возбудил уголовное дело по ст. 159 УК РФ «Мошенничество» и по ст.

285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». По первоначальным оценкам счетоводов из министерства, подозреваемые предприниматели и чиновники совместно наварили на теплосетях не менее трех миллиардов рублей – сумма ущерба, причиненного городу. По версии следствия, они уложили в Петербурге около 600 км старых труб, в то время как бюджет заплатил за них, как за новые.

Фигурантами дела стали восемь человек: учредитель ООО «Петроком» Андрей Кадкин, гендиректор этой компании Алексей Муравьев и его заместитель Сергей Жуковский, тогдашний глава Комитета по энергетике и инженерному обеспечению правительства Петербурга Олег Тришкин, директор государственного казенного учреждения «Управление заказчика по строительству и капитальному ремонту объектов инженерно-энергетического комплекса» Константин Мосин и двое его подчиненных, Анатолий Хютти и Леонид Шишов, а также собственник фирмы-подрядчика «Руструбпром» Игорь Селиверстов.

Уголовное преследование Олега Тришкина в 2015 году прекратили. При расследовании выяснилось: он лично подписывал платежные документы по ремонтам теплосетей, но при этом был введен в заблуждение относительно реальной ситуации с исполнением госконтрактов, поэтому чиновника, почти год отсидевшего в СИЗО, признали невиновным. Тем не менее восстановиться в должности Тришкин уже не смог.

А Андрей Кадкин спустя три месяца после ареста, в марте 2013 года, заключил сделку со следствием и дал признательные показания. В частности, владелец «Петрокома» покаялся в совершении мошенничества и злоупотреблении должностными полномочиями.

Еще Кадкин сообщил, что это именно он придумал укладывать под землю не те трубы, которые указаны в техническом задании, а классом ниже. Но то, что это сделали на практике, при исполнении контрактов 2010 года, следователям удалось доказать только в двух случаях.

Как значится в материалах дела, с трубами не повезло жителям домов в районе Гражданского проспекта.

Эксперты считали долго. Вновь дело направилось в суд только летом 2016 года, уже не вызывая ничьих протестов. Однако сумма вменяемого ущерба отличалась от стартовой в 220 раз – 1,36 млн рублей.

Это заключение экспертизы, установившей разницу между стоимостью труб, которые должны были проложить, и теми, которые фактически проложили.

Первоначальные обвинения в подмене всех новых труб бэушными оказались несостоятельными.

29 сентября Ленинский районный суд Петербурга прекратил уголовное дело в отношении Андрея Кадкина в части злоупотребления полномочиями за истечением срока давности, но признал бизнесмена виновным в мошенническом хищении 1,36 млн рублей.

С учетом многочисленных смягчающих обстоятельств судья Марина Тропанова приговорила подсудимого к четырем годам лишения свободы условно. Заметим, что главный обвиняемый уже провел за решеткой несколько месяцев и больше трех лет – под домашним арестом.

Кроме того, в 2014 году Кадкин выплатил бюджету свыше 15 млн рублей компенсации. Теперь бизнесмен вправе потребовать от Смольного обратно 13,7 млн рублей.

Обвинения в отношении шести остальных фигурантов трубного дела (некоторым из них вменяют мошенничество и злоупотребление должностными полномочиями, другим только мошенничество) будут рассмотрены судом в ближайшее время.

Досье (Справка) «Новой»

Андрей Кадкин – учредитель не менее 20 коммерческих структур в Петербурге. Также известен как совладелец петербургского «Спортивного клуба дзюдо «Явара-Нева» (имеет долю 25%). Основной владелец клуба – друг детства Владимира Путина предприниматель Аркадий Ротенберг (его доля – 75%). Почетный президент «Явара-Невы» – Владимир Путин.

По данным ЕГРЮЛ, ООО «Петроком» создано в 1992 году и на 100% принадлежит Андрею Кадкину. Штат компании – около 1200 человек. В 2012 году фирма участвовала в 17 государственных тендерах и выиграла девять из них на сумму более 2,2 млрд руб., в 2011 году победила в 12 конкурсах из 28 на сумму более 4,8 млрд руб., в 2010 году получила девять госконтрактов на 5,2 млрд руб.

За последние годы ООО «Петроком» выполнило 13 крупных государственных контрактов в разных районах Петербурга. Так, компания занималась строительством магистрального водовода южной части города. Цена вопроса – более 738 млн руб. Еще 2,6 млрд руб.

местный бюджет выделил «Петроком» на выполнение работ по строительству системы подачи воды и водоотведения в западную часть Васильевского острова. Также компания Кадкина сдала городу насосную станцию за 858,5 млн руб., тепловую магистральную сеть за более чем 670 млн руб., одну электрическую подстанцию ценой 2,5 млрд руб.

и две тепломагистрали от Юго-Западной ТЭЦ в отдаленные районы города общей стоимостью более 3 млрд руб.

Трубное дело: реально ли создать «газовую ОПЕК»

На минувшей неделе министр энергетики России Александр Новак заявил о проведении активных переговоров о создании «газовой ОПЕК».

На фоне обвального падения цен на газ, затронувшего всех поставщиков от России до США, возникновение регулятора, ограничивающего добычу ради максимизации прибыли всех участников, выглядит весьма актуальным ходом.

Тем не менее, организоваться будет сложно — как минимум нужно будет получить поддержку Катара. Впрочем, учитывая непростое политическое положение этой арабской страны, совсем уж нереальной задача не является. Подробности — в материале «Известий».

Идея создать картельную организацию, которая выступала бы саморегулятором довольно нестабильного мирового рынка природного газа, появляется уже далеко не первый раз. Форум стран — экспортеров газа (ФСЭГ) возник еще в 2001 году.

До поры до времени форум был просто площадкой для обсуждения вопросов, связанных с добычей и экспортом газа.

Читайте также:  Тип трубопровода с наружной

В 2008 году, однако, был принят устав, превративший форум в постоянно действующую организацию, в которую вошли 12 государств, относящихся к значимым поставщикам топлива на мировой рынок.

На тот момент мотивации для газовиков были другими. Цены на нефть, несмотря на просадку в кризис 2008 года, находились в «повышательном тренде», достигнув в середине 2008 года исторического максимума. Экспортеры зарабатывали невообразимые ранее деньги.

Впечатляющий успех нефти пытались объяснить в том числе и разумной организацией нефтяного рынка, где более трети добычи контролировалось несколькими государствами, регулировавшими свою политику на основании текущей конъюнктуры, тогда как на рынке природного газа царил принцип «каждый за себя».

В 2010-е годы настроения менялись несколько раз: провал ОПЕК сдержать снижение нефтяных цен в несколько раз поставил под сомнение способность этой организации регулировать рынок.

С другой стороны, после подключения к процессу России получилось гораздо лучше: в результате соглашения ОПЕК+ нефтяной рынок заметно стабилизировался и цены зафиксировались на отметках выше $50 за баррель.

В начале нынешнего года сюжет был вновь «перепоказан»: обвал цен после разрыва соглашений в марте и восстановление их до более или менее приемлемого уровня после новых договоренностей в апреле.

Неудивительно, что газовых производителей этот пример вновь начал вдохновлять. Тем более что ситуация в индустрии складывается непростая. И без того низкие спотовые цены на газ на фоне пандемии, карантина и экономического кризиса упали еще сильнее.

На распределительном хабе Генри в Луизиане, через который проходит значительная часть всего американского газа, миллион британских тепловых единиц в отдельные дни июня оценивался в $1,43. Это примерно соответствует цене в $50 за тысячу кубометров.

Для сравнения, 12 лет назад на том же хабе цены приближались к $250 за тысячу кубов.

У трубопроводных поставщиков цены меняются медленнее, но столь же верно. По данным «Интерфакса», средняя экспортная цена поставляемого «Газпромом» в Европу газа составила $94, что по некоторым оценкам может быть ниже себестоимости. С такими же проблемами сталкиваются и другие поставщики, отправляющие «голубое топливо» по трубе, причем в Азии проблема стоит не менее остро, чем в Европе.

Удивляться этим ценам не стоит. Рынок газа затоварен сейчас столь же сильно, сколько и рынок нефти — вероятно, даже больше.

В отличие от нефти, газ добывается почти везде, и ожидалось, что в ближайшие годы спрос на него вырастет, поскольку во многих странах-импортерах производство данного вида топлива неуклонно снижается.

Так оно и происходит, но стремительное расширение мощностей по транспортировке и переработке сжиженного природного газа в Австралии, США, Катаре, России, Нигерии и множестве других стран с лихвой компенсировали выпавшие объемы.

Быстрый рост добычи опередил рост спроса, а вкупе с нынешним кризисом создал своего рода «идеальный шторм» для газовиков. В начале июня объем поставок рухнул на 60% по сравнению с пиком в начале года.

Одновременно спрос выправляться не хочет: ко всему прочему добавилась еще и очень теплая зима 2019–2020 годов, в результате которой европейские газовые хранилища заполнились почти под завязку.

Сейчас их заполняемость превышает 80%, так что потребителям достаточно импортировать совсем небольшие объемы, чтобы удовлетворить все свои потребности.

Понятно, что сложившаяся ситуация требует перемен. Ее проблемность для газовых производителей даже не столько в низких ценах в данный момент — в конце концов любые кризисы имеют свойство заканчиваться, а спрос восстанавливаться — сколько в общей волатильности.

Цены ниже рентабельности означают резкое падение инвестиций, что впоследствии ведет к снижению добычи, росту цен на фоне дефицита и новому их обвалу в результате кризиса перепроизводства.

Такая спираль может закручиваться много раз и для политически чувствительной отрасли ничего хорошего не несет.

— Конечно, рынок может регулироваться и естественным образом, оставаясь цикличным: снижение цен ведет к спаду инвестиций в отрасль, что приводит к сокращению предложения, а растущий спрос вновь поднимает цены, и так по кругу, — объяснил в интервью «Известиям» аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев.

— Преимущество, которое дает согласованное снижение добычи, как в сделке ОПЕК+, заключается в том, что это снижение распределяется между участниками более равномерно, позволяя всем им сохранить отрасль в работоспособном состоянии.

Без согласования квот в рамках ОПЕК+ сокращение бы всё равно происходило, но неравномерно, за счет стран с более высокой себестоимостью добычи, которые бы уступали рынок странам с более низкой себестоимостью.

Еще одним фактором, требующим изменения глобальной политики в газовой сфере является фактически ведущаяся уже несколько лет ценовая война, считает руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган.

— Эта война так и не выявила победителя. Очевидно, что ее продолжение выглядит нецелесообразным, поскольку показатели потребления предыдущего года будут достигнуты лишь через два года (оценки ФСЭГ).

Это заставляет полностью не исключать ситуации снижения стоимости миллиона британских тепловых единиц до нуля в случае новых шоков в мировой экономике, поскольку в июне уже после снятия ограничений в основных экономиках котировки пробивали апрельские минимумы.

По оценке старшего сотрудника Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Никоса Цафоса, момент для формирования регулирующего органа на газовом рынке сложился вполне подходящий.

Экспорт всё меньше привязан к долгосрочным контрактам, а координация России с нефтяной ОПЕК вкупе с изоляцией от соседей из района Персидского залива одного из крупнейших поставщиков — Катара — могут улучшить почву для создания такого института с точки зрения политики.

Едва ли здесь важен и тот факт, что 12 лет своего существования ФСЭГ фактически бездействовал. ОПЕК также впервые приняла согласованное решение о квотах на поставки лишь в 1982 году, на 16-й год своей работы.

— Определенную роль может сыграть схожий с нефтяным картелем состав участников и уже имеющийся опыт взаимодействия ОПЕК и России, который изначально также больше вызывал большой скепсис.

Однако как показали события апреля–июня этого года участники этого объединения способны преодолевать возникающие разногласия и поддерживать дисциплину, что ранее было немыслимо.

В состав ФСЭГ входит Катар, который наряду с США выступает основным конкурентом российского газа на мировом рынке. Можно допускать, что его участие в итоге будет достигнуто, несмотря на наличие у него амбициозных планов.

Россию к более активному лоббированию газового ОПЕК может подталкивать ситуация вокруг «Северного потока – 2». Создание противовеса в виде «ФСЭГ с полномочиями» способно заставить США иначе выстраивать свою стратегию по продвижению американского СПГ, — отметил Михаил Коган.

Алексей Калачев также считает ключом для создания эффективно работающего органа включение в него Катара. Что, по его мнению, будет непростой задачей.

— Пока что несмотря на низкие цены на газ, Катар не отказался от планов увеличивать свою экспансию на газовых рынках, затевает новые проекты СПГ, резко увеличивает флот СПГ-танкеров.

Думаю, будет сложно убедить эту страну отказаться от этих планов, пока она может себе позволить реализовать их.

А без участия Катара любое соглашение о снижении производства природного газа и СПГ будет играть на руку и этой стране, и не входящим в ФСЭГ США и Австралии, также имеющих большие планы по СПГ.

Основную фундаментальную проблему для работы такой организации будут представлять особенности газового рынка и его отличия от нефтяного. Никос Цафос отмечает, что спрос на газ по своей природе более эластичен, чем на нефть.

Картель может неадекватно оценить рыночную реальность. Так, около 40% газа используется в секторе выработки электроэнергетики.

В случае заметного повышения цен потребители могут в краткосрочной перспективе перейти на уголь, а в долгосрочной — инвестировать в возобновляемые источники. С нефтью такой фокус едва ли пройдет.

Потенциально могут возникнуть и сложности с антимонопольной политикой в разных государствах. В особенности такое направление может принять образ мыслей в Евросоюзе, где к антитрастовым мерам в последние годы относятся куда более серьезно.

Соответственно, даже после эффективного объединения ключевых поставщиков в регулирующую организацию, действовать ей придется с большой осторожностью, соблюдая баланс между интересами экспортеров и потребителей — не говоря уж о внутренних противоречиях.

Трубно-семейные отношения — МК Санкт-Петербург

Следствие ведет Полтавченко

Считается, что сенсационное расследование «по трубам» инициировал лично губернатор Петербурга Георгий Полтавченко. Мол, предел его терпению наступил после того, как минувшей зимой жители Колпино остались без тепла и горячей воды.

Тогда губернатор якобы вник в эту злободневную проблему и раскрыл целый преступный заговор! Способ оказался до смешного простым (странно, что до него никто раньше не додумался) — Полтавченко наложил карту протечек на карту ремонтов и выяснил, что трубы рвутся именно там, где недавно прошли замены старых на новые.

Губернатор сильно огорчился и дал в МВД команду разобраться. Так появилось уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере.

Как полагает следствие, в 2010–2012 годах в Петербурге при замене теплотрасс вместо новых закопали бэушные трубы, а чтобы никто не заметил подделки, их покрасили, нанесли маркировку и оформили липовые сертификаты качества заводов-изготовителей. Всего таким образом проложили 600 километров тепломагистралей, прямой убыток городу составил 3 миллиарда рублей.

Имена главных злодеев, по чьей вине горожане сидят без тепла и горячей воды, были объявлены в разгар отопительного сезона, когда в Петербурге начались массовые прорывы теплотрасс.

По версии следствия, диверсию с трубами устроила Питеру организованная преступная группа, состоящая из владельца компании «Петроком» Андрея Кадкина, бывшего гендиректора данной компании Алексея Муравьева и его заместителя Сергея Жуковского, а также руководителя петербургского ГКУ «Управление заказчика по строительству объектов инженерно-энергетического комплекса» Константина Мосина. Арестовывать их приехала целая бригада из Москвы — следователи, бойцы СОБРа, всего 200 человек. Были произведены массовые обыски, после чего подозреваемых увезли под конвоем в Москву. Остальные фигуранты дела (сколько их, не уточняется) ждут своей участи, находясь под подпиской о невыезде. Следователи продолжают собирать доказательную базу, изымая документы в офисах компаний «Петроком» и «Руструбпром».

Ответили за чужие трубы

Народу обещают новые посадки, а аварии тем временем продолжаются. За неполные два месяца в Петербурге произошло порядка 30 крупных прорывов на теплотрассах.

Это значит, что с начала отопительного сезона трубы рвутся строго по «графику» — через день! Коммунальщики заверяют, что все протечки «в пределах нормы» — даже меньше, чем в прошлом году. География аварий — все городские районы. Но ответ на вопрос «Кто виноват?» уже получен.

На все жалобы петербуржцев можно гордо кивнуть на «трубное дело», похвалить губернатора, в отличие от предшественников реально борющегося с коррупцией…

Читайте также:  Труба 325 стенка 8мм

Но как быть с тем фактом, что в этом году прорвало только две «коррупционные» трубы — поставщиком которых был тот самый «Руструбпром», находящийся сейчас под следственным колпаком? Все остальные трубы, которые рвались в течение всего года и продолжают рваться сегодня, к арестованным бизнесменам никакого отношения не имеют.

Это официально подтвердили нашему изданию и в ГУП «ТЭК СПб», и в «Теплосетях» — в этих организациях говорят о многолетней изношенности сетей, а не о бэушных трубах…

Выходит, по нынешней логике сажать надо всех поставщиков труб — начиная с 40-х годов прошлого года? Кроме того, возникает вопрос, что за странную карту протечек, выведшую его на след организованной преступной группы, изучал Георгий Полтавченко…

Совершенно секретная карта

Есть еще одна загадочная карта, которая чуть ли не под грифом «совершенно секретно» хранится в недрах обслуживающих организаций — это карта возможных прорывов теплотрасс, на ней указаны конкретные адреса, где состояние теплосетей близко к аварийному.

Но, несмотря на многочисленные запросы нашей газеты, получить ее так и не удалось.

В «Теплосетях» заявили «МК» в Питере», что эту карту регулярно обновляют и отправляют в районные администрации, но показать ее нам нет никакой физической возможности — мол, это огромные «простыни» из бумаг, прочитать которые могут только специалисты.

Взывание к здравому смыслу — публикация этой карты (даже в урезанном варианте — по районам) может спасти чью-то жизнь, ведь еще ни одна зима не прошла без того, чтобы в яму с кипятком не угодил человек, — бесполезно. Может быть, теперь губернатору стоит изучить и эту карту?..

Тем более что целевая адресная городская программа по капремонту и реконструкции тепловых сетей трещит по швам, как старая труба.

Программа не выполняется уже несколько лет — в этом году она исполнена всего на 51 процент. Деньги выделяются громадные, а толку нет.

Причина «неисполнения» проста — общая организация такова, что конкурсы разыгрываются летом, фактически к работам приступают к концу года, вот и срываются все сроки.

«МК» в Питере» уже писал о том, что в прошлом году было проведено всего четыре аукциона по замене труб. Правда, в Комитете по энергетике тогда утверждали, что конкурсов было намного больше — около 23, но их следов нигде обнаружить не удалось. Также неизвестно, как были потрачены 4 миллиарда рублей, выделенные в 2011 году на реконструкцию и перекладку теплосетей.

Вопросы, по идее, можно было задать главе профильного Комитета по энергетике и инженерному обеспечению. Но за минувший год в комитете сменилось два руководителя. Один — Олег Тришкин — в бытность которого заключались, по версии следствия, «коррупционные контракты», успел покинуть пост до скандала.

Другой — Владислав Петров — уволился после того, как его квартиру обыскали следователи, найдя в ней 18 миллионов рублей, 100 тысяч евро, 100 тысяч долларов и слиток золота 999-й пробы. Происхождение этого «золотовалютного запаса» Петров объяснил кратко: «Накопил». Этот эпизод пока самый яркий в «трубном деле».

Но чиновника не тронули, в этом скандале он отделался легким испугом — увольнением по собственному желанию и статусом свидетеля в уголовном деле.

Вертикаль коррупции

Тришкин и Петров — лишь звенья в цепи, говорят сегодня те, кто попал под прицел Следственного комитета. Многие годы в Петербурге выстраивалась схема, по которой работали все — и компании, поставляющие трубы, как «Руструбпром», и компании, занимающиеся их монтажом, такие как «Петроком», «Мост-Сервис», «СМУ-53»…

Эти компании регулярно выигрывали самые дорогие тендеры (почему, скажем чуть позже. — Ред.) на сотни миллионов рублей каждый! Этих баснословных денег хватало на все — на откаты чиновникам (в среднем 10 процентов от суммы контракта), на ежеквартальную мзду проверяющим органам, но только не на покупку новых труб.

— Сметы к конкурсной документации составлялись так, что при всем желании купить новую трубу не представлялось возможным, — горячится один из фигурантов «трубного дела» (свое имя по понятным причинам он называть отказался. — Ред.

), приводя в качестве типичного примера контракт от 26 сентября 2012 года на выполнение работ по реконструкции магистральных тепловых сетей в районе Парнаса. Конкурс стоимостью чуть более 400 миллионов рублей выиграла тогда компания «Мост-Сервис» (в ней сейчас также проводятся обыски).

В смете четко указано: стоимость метра стальной трубы в изоляции объемом 530–710 мм должна составлять 3070 рублей. Цену предлагает государственная организация — Центр мониторинга, затем ее утверждают в профильном комитете. Но Челябинский трубопрокатный завод продает такие трубы за 10 тысяч рублей…

И дешевле нигде не найти. В России, как говорят эксперты «МК» в Питере», вообще не производят трубы большого диаметра для городского хозяйства, только для газовой и нефтяной промышленности. Цены растут с каждым годом.

Поэтому, чтобы уложиться в конкурсную смету, компании вынуждены использовать бэушные трубы. Это повсеместная практика. Порочная, коррупционная, всеми давно и успешно используемая.

Таким образом фактически именно Смольный узаконил прокладку старых труб. ВСЕ ТРУБЫ В ПЕТЕРБУРГЕ, КОТОРЫЕ КЛАЛИ В ПОСЛЕДНИЕ 10 ЛЕТ, — БЭУШНЫЕ! О них знали все в команде Матвиенко, начиная с профильного вице-губернатора Михаила Осеевского, глав Комитета по энергетике и управления заказчика, и далее по нисходящей (чем не «вертикаль коррупции»?).

Не было это новостью и для команды Полтавченко. И этот вариант — с использованием старых труб — еще считался цивилизованным.

Источники «МК» в Питере» рассказывают, что до 2004 года в землю порой вообще ничего не закапывали, трубы «укладывались» только на бумаге, а на объекты посылались люди с заданием создать видимость работ, к примеру, немножко взрыхлить землю.

Сынки против свояков

Главная причина, почему появилось «трубное дело» и стали возможны громкие аресты представителей бизнес-элиты Петербурга, как выяснилось, банальна до оскомины. Сразу же после прихода Полтавченко за энергетический рынок Петербурга начали бороться два семейных клана: московский и питерский. И победа, судя по тому, что сажают питерцев, пока на стороне москвичей.

Один из сидельцев — глава фирмы «Петроком» Андрей Кадкин — до своего ареста считался в Петербурге очень влиятельной фигурой, из числа неприкасаемых.

Помимо неограниченных финансовых возможностей, он обладал и серьезным административным ресурсом.

Кадкин — соучредитель клуба дзюдо «Явара-Нева», владельцем которого является известный предприниматель Аркадий Ротенберг, а почетным президентом — Владимир Путин.

По данным «МК» в Питере», бывший заместитель Кадкина Михаил Маховер, ко всему прочему, родственник экс-вице-губернатора Петербурга Михаила Осеевского, сейчас вице-президента ВТБ (Маховер женат на сестре жены Осеевского. — Ред.).

Родственная связь не просто символична, она просто вопиюще откровенна — учитывая общую сферу интересов уже бывшего высокопоставленного чиновника и его свояка Маховера. Михаил Осеевский, будучи вице-губернатором Петербурга, курировал финансово-экономический блок, а вместе с ним и весь городской энергетический комплекс — кадровую политику, идеологию и финансы.

«Петроком» при нем процветал — сейчас на обезглавленной компании висят несколько государственных контрактов общей стоимостью около 8 миллиардов рублей.

Поэтому многим казалось, что после смены власти в Смольном Комитет по энергетике не тронут (говорят всякое — якобы за этот комитет лично ходатайствовала Матвиенко), но в ноябре прошлого года, вскоре после назначения Полтавченко губернатором, ГУП «ТЭК» возглавил 40-летний москвич Артур Тринога.

Выходец из Газпрома. Техногенная катастрофа в Колпино стала своего рода тестом на профпригодность нового руководителя, который, как рассказывают очевидцы, в самый разгар колпинских морозов приехал в Смольный на совещание на новеньком «Лексусе» стоимостью не менее 5 миллионов рублей.

Коллеги даже пожурили молодого чиновника — мол, нужно быть скромнее, не светиться на дорогом авто в тот самый момент, когда к его ведомству приковано столько внимания.

(«Лексус», к слову, судя по госномерам, был приобретен не за личные деньги — в 2010 году эти номера значились за служебной машиной ГУП «ТЭК СПб» «Вольво S70».)

Семейные связи Артура Триноги тоже непросты. Он единственный сын советника уже экс-президента Медведева Михаила Триноги (в мае этого года Тринога-старший был назначен на пост заместителя руководителя Аппарата правительства РФ Владислава Суркова). А в современной России, как известно, высокопоставленные отцы всегда помогают своим детям.

Делят 240 миллиардов

ГУП «ТЭК СПб» с приходом туда Артура Триноги расширяет сферу своего влияния, отмечали эксперты еще весной.

Сами игроки рынка тогда с тревогой наблюдали за тем, как сотрудники технадзора этого ГУП проводят внеплановую проверку состояния теплотрасс на отдельных участках — исключительно принадлежащих организациям-субподрядчикам (тому же «Петрокому», «СМУ-53» и т. д.

), выигравшим конкурсы городского Комитета по энергетике и инженерному обеспечению. Кстати, Артур Тринога до недавнего времени являлся председателем совета директоров ОАО «Межрегионтеплосетьэнергоремонт». Факт не криминальный, но в контексте всех событий — также очень символичный.

Интересно, что об этом в официальной биографии, вывешенной на сайт ГУП «ТЭК СПб», не сказано ни слова. Видимо, чтобы не смущать питерских субподрядчиков и не порождать «ненужные» разговоры о московской экспансии.

Но о ней начали говорить, как только следователи стали копать под «Петроком» и «Руструбпром». Первые визиты следователей начались еще в апреле этого года. Тогда же, так совпало, было зафиксировано несколько диверсий на строительных объектах с участием труб «Руструбпрома».

К примеру, в ночь на 1 марта в Выборгском районе были задержаны двое бомжей, которые залили в трубу ДУ-600, как потом напишут в полицейском протоколе, «неустановленную жидкость». Труба, которую готовили к установке, оказалась испорченной. Дальнейший ее монтаж стал невозможен.

А 4 апреля на одном из строительных объектов (здесь также прокладывали теплотрассу) на углу проспектов Луначарского и Культуры, в вырытой траншее, нашли четыре гранаты, завернутые в пакет. Полиция списала эти случаи на мелкое хулиганство. Но рынок вздрогнул и затаился. Как оказалось сегодня, не зря.

Энергетический комплекс Петербурга активно зачищают — то ли от коррупционеров, то ли от конкурентов. Это мы поймем совсем скоро — когда станет известно, кто и за какую цену теперь будет поставлять трубы.

…Как заявляют в Смольном, чтобы привести энергетическую отрасль Петербурга в жизнеспособное состояние, понадобится не меньше 100 миллиардов рублей и десять лет неустанных работ. В год — по 10 миллиардов. Специалисты, правда, утверждают, что эта цифра даже занижена.

Сейчас только один километр прокладки теплосетей стоит в среднем 60 миллионов рублей. Как заявил Артур Тринога, модернизации требует более 4 тысяч километров тепловых сетей. Итого на круг выходит 240 миллиардов рублей.

3 миллиарда, украденные из бюджета, кажутся на этом фоне сущей мелочью.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector